Участник игры “Ватерлоо” (роман “Мат“)

Они – восходящие звезды. Они – на пути к ослепительному успеху. Они – это одиннадцать преуспевающих менеджеров, съехавшиеся в уединенный отель на загадочный недельный семинар, посвященный искусству управлять. Амбициозные и самоуверенные, они не подозревают, что скоро некоторым из них придется сделать самый тяжелый выбор в жизни.

–    Итак, — Росс оглядел подчиненных, — вы все понимаете, с какой проблемой столкнулись. Какие будут предложения?

Они молчали. Они вообще часто молчали. Их надо было подстегивать, подбадривать, заводить. Тогда они начинали открывать рты и высказываться. «Больше инициативы! – говорил он каждому из них. — Будьте же активны. На вас лежит немалая ответственность». Но они предпочитали отмалчиваться. Уже пять месяцев он был их начальником, но так и не смог их расшевелить. Впрочем, особо он и не пытался. Работа шла, порой даже кипела, все делалось в срок, а многое и раньше, проблем, по крайней мере, видимых, не было, трудности, на которые постоянно жаловался его предшественник, куда-то исчезли…

И Росс знал, что именно на это обращают внимание те, кто выше. На числа, на сроки, на затраты, на внезапно испарившиеся проблемы. А вовсе не на кислые физиономии, которые словно лежалые дыни маячат сейчас перед ним. Он ведь не зря менял уже третье место за последние два года. Корпорация была огромной, а искусством переходить на новую должность с существенным повышением он овладел в совершенстве. И часть этого искусства состояла в том, чтобы не обращать внимания на мелочи, которые не давали спать работягам. Начальствующие работяги пеклись о своих группах и наивно считали, что все подчиненные в ответ должны быть готовы идти за ними хоть на край света. Но он, он-то знал, что вовсе не это является залогом успеха.

–  Надо решать, что важнее, — наконец нарушил молчание Брумер. — Все вместе никак не потянем.

Росс кивнул.

–  Разумеется. Вопрос в том, что важнее.

Они опять погрузились в молчание.

–  Ну? Неужели ни у кого нет соображений? Посмотрите на список.

Все исправно повернули головы к доске.

–  Наверное, второй важнее остальных, – осторожно сказала Харрис.

–  А мне кажется, первый должен оставаться в начале, — немедленно возразил ее сосед.

–  Почему это? — тон Харрис сразу сделался на порядок уверенней. — С каких пор они стали более важными клиентами?

–  С тех пор как они стали платить нам хо-орошие деньги…

–  Можно подумать, другие денег не платят.

–  Платят, но меньше и реже.

–  Да о чем тут говорить? — вмешался Дрейк. — Правительственный заказ должен стоять на самом верху. А сейчас он почему-то на четвертом месте.

–  Правительство, — фыркнула Харрис. — Эти бюрократы опять забросают нас дополнительными требованиями. Им вечно что-то не нравится. Мы можем выполнить все остальные заказы быстрее, чем этот один.

–  Три заказа быстрее, чем один? Ну да…

–  Конечно! Я с ними работала.

–  Кто с ними не работал.

–  Да вы, например.

–  Я?!

–  Неважно, неважно… — примирительно сказал Росс. — Вы все хорошие специалисты, и ваши мнения одинаково важны для меня. Значит так, — он подошел к доске, — первое место остается таким же, правильно? Все согласны? Хорошо. Заказ министерства идет на второе место. Или есть возражения? Нет? Пишем… А вот как распределить третье и четвертое места, не совсем понятно. Какие будут мнения? Говорите же, говорите.

Но они уже снова замолчали.

Вечером, открывая дверь на стоянку, Росс увидел две покатые спины, одна из которых, несомненно, принадлежала Брумеру.

–  Опять ничего сам решить не может, — донеслось вместе с запахом дешевых сигарет. — Хоть бы один раз как мужик… — тут говорящий услышал шаги и замолчал.

–  Доброй ночи, Брумер, — приветливо сказал Росс. — Не зарабатывайтесь.

Он улыбнулся курящим своей милой улыбкой, так хорошо идущей к его полному круглому лицу, и направился к машине — приземистый, какой-то весь основательный, в добротном черном плаще. Пусть себе сплетничают. Да, решения принимать он не очень любит. Да, порой его демократичному подходу не хватает начальственной твердости. Может, над этим даже стоит поработать. Но зато начальство всегда и везде им довольно. Он умеет внушать к себе доверие. Он умеет выдавливать хорошие результаты и правильно их показывать. Он знает, как из неплохой группы можно сделать хорошую команду, пусть даже на короткий срок. Он сменил уже не одно место в компании, но при этом у него нет врагов. И именно его, его одного, только что выбрали для участия в этом важном курсе, который вызывает интерес в таких высотах, о которых он даже и не мечтал еще сегодня утром.

Россу нравились выходные. В них была заложена какая-то высшая справедливость. Ты усердно работаешь пять дней – и тебе дано два законных дня на отдых. Пренебрегавшие этим законным правом вызывали у него легкое раздражение. Работая по выходным, они расшатывали устои на которых покоились дни отдыха. Кроме, конечно, тех случаев когда работали они по его указанию.

Нынешние выходные обещали быть особенно удачными. Солнце и легкий ветерок создавали идеальное настрение.

Он еще глянул на экран и нажал Enter

Сообщение как нельзя лучше передавало его настроение:

Выходные, друзья – это здорово. Особенно когда погода хорошая. Завтра рыбалка. Сегодня – дела домашние. Красота.